ГОЛОВИН, С.Л. — «Роль естественнонаучных дисциплин в формировании мировоззрения школьника»

Сергей Головин, Ph.D., D.Min.

В наш политкорректный век понятие «мировоззрение» (нем.Weltanschauung) стало секулярным эвфемизмом ныне непристойного слова «вера». И хотя специалисты силятся классифицировать мировоззрение по различным типам (религиозное, научное, этическое, эстетическое, мифологическое, практическое и т.п.) [1], по сути, все остается прежним и сводится к четырем фундаментальным вопросам: «Откуда я взялся?», «Кто я?», «Зачем я здесь?» и «Что со мною будет?». И первый из них – основополагающий. То, куда нам идти, зависит от того, откуда мы пришли, как мы здесь оказались. Наше предназначение определяется нашим происхождением [2].
«Откуда я взялся?» – самый первый философский вопрос, который задает ребенок, осознавший эфемерность собственного бытия. Застигнутые врасплох родители впадают в невнятные разглагольствования об аистах и капусте («мифологическое мировоззрение»), либо заваливают перепуганного ребенка медицинской литературой («научное мировоззрение»). Ребенок же хочет постичь свою сущность, свою роль, свои личные права и правомочность своих чаяний в этом мире. Ведь если он здесь не случайно, то очень важно знать – зачем же. А если он произошел от обезьяны, то с какой стати ему слушать тех же родителей, стоящих на целую ступень ближе к обезьяне, чем он сам? А тем более – каких-то мыслителей древности?
Мировоззренческий кризис нашей цивилизации, утратившей знание о собственном происхождении (а следовательно – и предназначении) прекрасно передан у Кэрролла в диалоге Алисы-еще-не-помнящей-родства-своего и Чеширского кота:
«… она спросила:
— Скажите пожалуйста, куда мне отсюда идти?
— А куда ты хочешь попасть? — ответил Кот.
— Мне все равно ... — сказала Алиса.
— Тогда все равно, куда и идти, — заметил Кот.
— ...только бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса.
— Куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот…» [3].
Мы все обязательно куда-нибудь попадем, и, пользуясь тем, что большинству, похоже, уже действительно все равно, небезразличные атеисты хотели бы максимально расширить свое представительство там, куда предназначено попасть им. А рецепт не так уж и сложен: хочешь, чтобы люди забыли о своем истинном предназначении – помоги им забыть об их истинном происхождении.
 «Вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным... Это учение отвратительно», – пишет в своем последнем труде Чарльз Дарвин, корифей «научного» подхода к космологическому мифу, – «Предположение, что благожелательность Бога не безгранична, отталкивает сознание, ибо какое преимущество могли бы представлять страдания миллионов низших животных на протяжении почти бесконечного времени?» [4].
Вот и рецепт: хочешь, чтобы мысль о божественном происхождении отталкивала – внуши, что к этому изначально причастны время, смерть и случайность, три фундаментальные категории религии дарвинизма. Именно естественнонаучные дисциплины предоставляли возможность внедрять в сознание людей альтернативный Библии ответ на вопрос о нашем происхождении. И хотя принцип отделения церкви от государства и так порой трактуется слишком широко, вопреки Конституции подразумевая отсутствие у граждан права публично исповедовать свои убеждения, к христианским идеям, как правило, более-менее снисходительно относятся в вопросах этики, эстетики, культурологи и даже истории. Но не вздумайте привносить идею Бога в святая святых научного знания – кабинеты физики, химии или биологии! Происхождение – вопрос сакральный, и таинство атеистической догмы не может быть осквернено намеками на разумный замысел в природе. Пусть все научные доводы в пользу эволюционизма рассыпаются как карточный домик [5], [6]. Пусть государственные учебники не прекращают пропагандировать явную ложь типа эмбриончиков-рекапитулянтов – плода геккелевской фантазии, уже 150 лет (еще в 1868 г.!) как официально признанного научным сообществом умышленной фальсификацией [2]. Пусть свидетельств разумного замысла в мироздании – хоть отбавляй [7], [8]. Никто не смеет посягать на мировоззренческую монополию атеистического подхода к естествознанию в финансируемой налогоплательщиками государственной системе образования. Даже – эти самые налогоплательщики. Ведь именно естественные науки обосновывают ответ на самый главный мировоззренческий вопрос – «Откуда я взялся?»!
Проблема эта касается всех цивилизованных стран. Но, как правило, нигде она не столь драматична, как в странах бывшего Советского Союза. Дело в том, что в большинстве государств хотя бы частные учебные заведения вправе самостоятельно формировать свои учебные программы. В конце концов, там родители решают, где и чему учиться их детям – в казенной школе по государственной программе, зато – бесплатно (если взимание налогов согласуется с этим понятием). Либо – в частной школе по альтернативной программе, но за очень дополнительные деньги (и не чиновник, а родитель сам, своим серебром, отвечает за решение, какие программы нужны, а какие нет). Либо – вовсе самостоятельно обучать детей на дому.
Система народного образования Российской империи чуть было тоже не пошла по «скользкой дорожке» демократического выбора. Учрежденные реформой Александра II (1864 г.) земские школы предоставляли значительные свободы органам местного управления. В частности, учителя имели возможность самостоятельно составлять программу по естественнонаучным дисциплинам, носившим факультативный характер. Ликвидируя земскую систему управления (1918 г.), большевики поначалу пытались всего лишь «приземлить» образование в несколько ином смысле – подчинить его чисто прагматическим задачам. Для этого нарком просвещения А.В.Луначарский привлек в качестве зарубежного советника, консультировавшего Н.К.Крупскую в вопросах построения новой советской школы, Джона Дьюи – отца-основателя современной американской педагогической модели, пламенного проповедника религии натурализма и гуманизма, впоследствии – одного из авторов Первого гуманистического манифеста (1933 г.) [9].  «Луначарский, по совету Ильича, вместо "прусской [т.е. земской – СГ] модели” ввёл американскую. Ленину очень хотелось, чтобы пролетарские детишки росли здоровыми, не витали в облаках "всестороннего развития личности” (что такое "личность” и сколько у неё сторон — кто знает, пусть поднимет руку), а как можно раньше распознавали своё призвание и не болтались в жизненной проруби как круглые отличники» [10]. «Положение про единую трудовую политехническую школу», по сути, ознаменовало введение в СССР всеобщего начального образования, предполагавшего комплексный подход в виде лабораторно-бригадного метода и метода проектов. Но подход этот, в свою очередь, предполагал излишнее многообразие, и в 30-х годах И.В. Сталин, объявив Дьюи пособником троцкизма (1937 г.), установил монополию единых государственных учебных планов и программ.
С тех пор в общеобразовательной школе по большому счету ничего не изменилось. Принципы тоталитаризма полностью сохраняют свои позиции в сфере образования. Государство продолжает укреплять свое безраздельное право на формирование мировоззрения наших детей. Каждый ребенок от рождения «поставлен на счетчик». Отказ влиться в систему может быть истолкован как ненадлежащее исполнение родительских обязанностей и вести к лишению родительских прав. Чиновники от министерства образования полностью отбирают у нас как родителей возможность влиять на то, что и как изучают наши дети. Постсоветская система народного образования воплотила в жизнь мечту Баламута: «Нам [т.е. бесам – СГ] больше не придется пестовать в людях самодовольство и невежество. Сами управятся. Конечно, выйдет это лишь в том случае, если все школы будут казенными» [11]. Частное школьное образование маргинализируется всеми средствами. Альтернативное домашнее обучение не имеет законодательного основания. Никакие учебники не признаются кроме официально одобренных – тех, что излагают научные факты исключительно с атеистических материалистических гуманистических дарвинистских позиций. Каждый школьный учитель естествознания, сам того не осознавая, служит миссионером этих богоборческих вероучений. Такое положение сводит на нет любые наши достижения в области христианской миссии – мы теряем следующее поколение! Недаром Гитлер (название программной книги которого «Моя борьба» (Mein Kampf) является прямой ссылкой на подзаголовок дарвиновского труда – «Сохранение привилегированных рас в борьбе за жизнь» (The Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life)), заявлял: кто контролирует учебники, тот контролирует нацию [2].
Не стоит также питать иллюзий относительно роли Воскресной школы (ВШ) в формировании мировоззренческого фундамента учащихся. Феномен «ДВР» (дети верующих родителей, впоследствии оставляющие церковь) – тому подтверждение. Воскресные школы, созданные в XVIII в. с целью обучения беспризорных детей чтению и письму на материале библейских текстов [12], к концу ХХ века порой превращаются в подразделения поместных церквей, где детей развлекают библейскими историями, чтобы не мешали родителям во время богослужений. И хотя во многих ВШ опытные педагоги добросовестно преподают детям Библию, и даже нередки случаи, когда дети, начавшие посещать ВШ приводили ко Христу своих родителей, подавляющее большинство ВШ пренебрегает рассмотрением библейских аспектов происхождения мира, жизни и человека с позиции естественных наук. Так формируется конфликт между знаниями, получаемыми школьниками в ВШ и в общеобразовательной школе, и мировоззренческий фундамент, закладываемый ВШ, разрушается изучением «реального мира» на уроках естествознания с исключительно материалистической точки зрения.
Тем не менее, в соответствии со Священным Писанием никто иной, только родители несут ответственность за формирование у детей веры/мировоззрения – не государство и не церковь (см. Второзаконие 6:6-7, Притчи 22:6, Ефесянам 6:4 и проч.). Назрела острая нужда оснастить родителей альтернативными учебными пособиями по естествознанию, которые позволили бы им помогать своим детям усваивать школьный материал гораздо лучше неверующих сверстников, и при этом – на твердой основе истин Священного Писания. Назрела нужда оснастить учителей-христиан учебными материалами, которые они могли бы уж сейчас внедрять в содержание урока, либо применять факультативно. Назрела нужда оснастить школьников пособиями, которые вооружали бы их необходимыми знаниями как для формирования собственного мировоззрения, так и для миссионерского служения своим сверстникам и даже – своим учителям. Осознавая важность и неотложность данной задачи, Христианский научно-апологетический центр начал работу по подготовке и изданию таких пособий, работая сразу в нескольких направлениях:
CREATIO [13] – иллюстрированное пособие для педагогов и родителей, рассматривающее библейское учение о сотворении мира в контексте школьных программ по естествознанию. Его отличительной особенностью является критический анализ сильных и слабых сторон как эволюционного, так и креационного объяснения конкретных аспектов современного состояния естественных наук.
Семь первых дней [14] – научный взгляд на дни творения в изложении для детей. В совокупности с пособием CREATIO книга способствует преодолению пропасти между библейскими историями из Воскресной школы и содержанием естественнонаучных предметов в общеобразовательных школах, помогает родителям и педагогам формировать у детей правильный взгляд на мир в отношении как научных законов мироздания, так и замысла Творца.
Ключи к тайнам творения [15] – иллюстрированный справочник по свидетельствам сотворения мира, в большинстве своем не знакомых русскоязычному читателю.
Твореньеведение [16] – интегрированный курс естествознания для среднего школьного возраста. Комплексно рассматривая данные различных естественнонаучных дисциплин, курс закладывает основы библейского мировоззрения, представляет разностороннюю картину принципов и методов научного познания Божьего творения, демонстрирует христианскую сущность научного метода и влияние Библии на возникновение и развитие естественных наук. В простой и доступной форме пособие объясняет устройство простых механизмов, рассматривает факты геологии, палеонтологии и анатомии. Все описываемые в пособии опыты можно проводить в домашних условиях.
Божий замысел [17] – цикл из двенадцати учебных пособий по основным разделам школьных естественнонаучных предметов (биология, физика, химия, география). Особенность серии пособий «Божий замысел» в том, что каждая книга адресована школьникам всех возрастов. По сути, это – восстановление традиций смешанной системы обучения, когда старшие могут помогать младшим, закрепляя при этом пройденное. Занимаясь по этим пособиям дома или в воскресной школе, дети не только сформируют твердое библейское мировоззрение и будут лучше учиться в общеобразовательной школе, но и смогут на примерах из школьной программы свидетельствовать о величии Божьего замысла как сверстникам, так и учителям.
К сожалению, все поименованные здесь проекты – переводы с английского и немецкого языков. Из огромного массива пособий, доступных за рубежом мы выбирали наиболее хорошо соотносящиеся с программами, принятыми в школах бывшего Советского Союза. Мы надеемся, что само существование подобных пособий подвигнет наших педагогов на создание национальных программ и учебников по естествознанию, закладывающих у учащихся прочный фундамент библейского мировоззрения. «Первой ласточкой» в этом направлении является пробный выпуск раздела Механика учебного пособия Физика Божьего творения [18]
Наши дети принадлежат Богу, а не государству. Мы, а не чиновники из министерства образования, в ответе за то, что и как наши дети изучают. Если мы не формируем мировоззрение наших детей, за нас это делают другие.
1. Ойзерман Т. И. Мировоззрение // Новая философская энциклопедия. — М.: Мысль, 2000. — Т.2.
2. Головин С. Л. Эволюция мифа. Как человек стал обезьяной. Издание пятое, переработанное. — Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, 2003. — 96 с.*
3. Кэрролл Льюис. Алиса в стране чудес. – М.: Правда, 1982. — 320 с.
4. Дарвин Чарльз. Воспоминания о развитии моего ума и характера, 1876 // Происхождение видов. — М: Просвещение, 1987. — 383 с.
5. Сарфати Джонатан. Величайшая мистификация. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2011. — 416 с.*
6. Сарфати Джонатан. Несостоятельность теории эволюции. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2006. — 224 с.*
7. Джонсон Филлип (ред.). Гипотеза Творения. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2000. — 336 с.*
8. Сарфати Джонатан. В соответствии с замыслом. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2010. — 300 с.*
9. Юрий Чёрный. Современный гуманизм. Аналитический обзор. Часть 2.
10. Проф. В.В. Кумарин. Цит. по Кораблёва Т. Ф. Философско-этические аспекты теории коллектива А. С. Макаренко. Автореф. канд. дис. : канд. филос. наук. М., 2000 г. С. 3.
11. Льюис Клайв. Баламут предлагает тост // Собрание сочинений.  М.: Фонд Александра Меня, 2000. — Т. 8
12. Towns Elmer L. «History of Sunday School» // Sunday School Encyclopedia, 1993
13. Штайн Александр фон. CREATIO. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2008. — 224 с.*
14. Григг Рассел. Семь первых дней. -Симферополь: ДИАЙПИ, 2010. — 32 с.*
15. Петерсен Деннис. Ключи к тайнам творения. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2011. — 240 с.*
16. Вайл Джей. Твореньеведение. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2012. — 500 с.*
17. Лоренс Деби и Ричард. Божий замысел. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2011—2013. — Планета Земля*; Тело человека*; Мир животных*; Мир веществ*; Мир экосистем*; Наша вселенная*; Вода и погода**; Мир растений**; Атомы и молекулы**; Тепло и энергия**; Открытия и изобретения**; Механизмы и движение**.
18. Андрей Горяинов. Физика Божьего творения: Механика. — Симферополь: ДИАЙПИ, 2012. — 100 с.*
* Кратко ознакомиться с содержанием книг, помеченных звездочками, и/или заказать их можно на сайте ApolStore.com
** Готовится к выпуску.